КАВКАЗСКАЯ АЛБАНИЯ ТЕРРИТОРИЯ И НАСЕЛЕНИЕ

24 июня 2012 -
КАВКАЗСКАЯ АЛБАНИЯ ТЕРРИТОРИЯ И НАСЕЛЕНИЕ Культурная и даже этническая близость Северо-Восточного Кавказа и Восточного Закавказья прослеживалась еще с эпохи бронзового века. В период же широкого распростра­нения железа исторические судьбы племен, населявших Да­гестан, теснейшим образом переплетаются с историческими судьбами древнейшего политического образования и куль­турного очага юга нашей страны — Кавказской Албании. В исторической литературе, посвященной Кавказской Ал­бании, существует много спорных положений и противоре­чивых мнений. Одним из дискуссионных вопросов является вопрос о северных границах Албании. Однако большинство ученых считает, что значительная часть Дагестана, в частно­сти горного, входила в состав Кавказской Албании. Вполне вероятно, что в отдельные периоды, знаменующиеся подъемом военно-политического могущества Албании, ее северные границы продвигались значительно выше лево­бережья р. Куры и Аракса. И, наоборот, в тяжелые времена персидской и римско-парфянской агрессии нашествия кочевни­ков— сармат, алан, гуннов — ее территория занимала толь­ко небольшую область куро-араксского междуречья, извест­ную в раннем средневековье как Арран. Согласно данным античных авторов, Албания занимала значительную территорию между Каспийским морем, Алазанью и Курой. С севера Албания граничила с Сарматией и проходила по северным отрогам Восточного Кавказа пример­но по линии р. Сулак, т. е. включала значительные районы Дагестана. Природные условия Албании, по данным античных авто­ров, были очень благоприятны для жизни человека. Земля ее отличалась плодородием и хорошо орошалась. Большую часть территории Албании составляли горы, где жило воинственное население, прочно державшее под своим контролем перевалы Главного Кавказской) хребта. Наиболее значительными среди племен Албании были албаны, утии, проживающие по побережью Каспийского моря, а также гелы, леги, гаргарейцы, дидуры, андаки, сильвы и др. Гораздо раньше были известны мики и каспии. Последние, по свидетельству Страбона, к I в. н. э. уже исчез­ли с исторической арены. Всего в Албании насчитывалось 26 племен. Эта этническая пестрота, а также упоминание гаких племен, как леги, дидуры, андаки, рисует картину весьма близкую к этнографии современного Дагестана. Утии (уды, удины) занимали, видимо, в основном при­морскую часть Восточного Кавказа. Как свидетельствуют письменные источники, они расселились на обширной терри­тории, вплоть до правобережья Куры. Некоторая часть утиев занимала предгорные районы. Севернее утиев, занимая частично побережье Каспийского моря и горную часть Дагестана, проживали собственно алба­ны. Очевидно, под этим термином скрываются предки совре­менных горных народов Дагестана. Античные авторы, описывая албан, отмечают их высокий рост, светлые волосы и серые глаза. Таким именно представ­ляется ученым-антропологам древнейший тип коренного кав­казского населения — кавкасионский, широко представлен­ный в настоящее время в горных районах Дагестана, Грузии и отчасти Азербайджана. Видимо, несколько позднее на Восточный Кавказ проник другой (тоже достаточно здесь широко представленный ан­тропологический тип), а именно каспийский, значительно от­личающийся от кавкасионского. Древние авторы разделяют албан на жителей гор и рав­нины. По культуре и быту албанские племена, заселявшие равнину, тяготеют к армянам и мидийцам. Напротив, алба­ны — жители гор близки по своим обычаям и особенно по вооружению к северным кочевникам. Большой интерес представляют и сообщения письменных источников о языке албан. Так, Моисей Хоренский сообщает, что язык одного из значительных албанских племен — гар- гарейцев — «богат горловыми звуками». Из этого можно за­ключить, что он напоминал языки коренных народов Даге­стана, которые относятся к кавказской группе языков. Из­вестно также, что язык одного из потомков албанских пле­мен — современных удин — относится к лезгинской группе языков. Только на базе дагестанских языков, а именно удинского, и стало возможным чтение албанских надписей, найденных при раскопках в Мингечауре. Дошедший до нас албанский алфавит по обилию согласных звуков также указывает на связь этого алфавита с языками дагестанской группы. Осо­бенно характерно наличие в этом алфавите четырех букв для обозначения латеральных звуков. Такое количество латераль­ных имеется только в дагестанских языках, в частности в лварском. Термин «Албания» происходит от слова «Алп», или «Алб», означающего «горные районы», «горная страна». Этноним «Алб» до сих пор прочно сохраняется в горном Дагестане. Данными дагестанских языков этимологизируются и име­на албанских царей: Вачаган, Ваче. Имя царя Ороиза встре­чается в старинном аварском предании об Ираз-хане. По данным Страбона и Плутарха, «выше», т. е. севернее албан, размещаются леки и гелы. Еще в III в. до н. э. горцы Северного Кавказа, в том числе и леки, согласно сообщению грузинских источников, принимали активное участие в важ­нейших военно-политических событиях Закавказья. Означал ли этноним «леки» определенную народность Дагестана — лезгин или лаков или же этим термином традиционно обозна­чались вообще дагестанцы, не ясно. Но факт политической активности народности явно дагестанского происхождения еще в середине III в. до н. э. наводит на мысль, что и в го­раздо более раннее время отдельные племена, проживав­шие на Северо-Восточном Кавказе, спорадически выходили на историческую арену. Важные сведения о составе населения Албании в древ­ности мы находим у Страбона, который, касаясь политиче­ских событий в Закавказье во II в. до н. э., упоминает такие племена, как утии, гаргары, албаны в правобережье Куры. Это обстоятельство наводит на мысль об этнической общности населения значительной территории Кавказской Албании в античную эпоху. В конце I тысячелетия до н. э. на территорию равнинно- приморского Дагестана с Северного Прикаспия проникают другие этнические группы. Это ираноязычные сарматские пле­мена, известные античным авторам под именами аорсов и сираков. Они стремились контролировать важнейший караван­ный путь древности, проходящий по западному побережью Каспийского моря. Следы проникновения сармат в Прикаспийскую равнину были обнаружены во многих районах равнинного Дагестана, но наиболее четко они выявлены при раскопках Таркинского могильника (окрестности Махачкалы). Это документируется наличием в Таркинском и других могильниках албано-сарматского времени, обнаруженных в приморском Дагестане, типично сарматских черт погребального обряда: грунтовые могилы, обложенные камнями, разбитые зеркала, посыпка покойников мелом, а также явно связанное с сарматским миром вооружение: длинные железные мечи всаднического типа, железные втульчатые наконечники копий и железные- трехлопастные черешковые стрелы. Прослеживается сармат­ское влияние и в керамическом материале (появление серолошеной керамики). Значительно меньше сарматское влияние обнаруживается к югу от Тарков и совершенно отсутствует в памятниках первых веков нашей эры в горном Дагестане (Карабудахкент, Сергокала, Гоцатль и др.). Смешанный характер культуры Таркинского могильника позволяет по-новому осветить состав населения приморского Дагестана в начале нашей эры. Археологические исследова­ния показывают, что влияние сарматской культуры на куль­туру коренного населения постепенно исчезает. Исчезнове­ние влияния сарматской культуры и оформление основных элементов дагестанской культуры, типичной для раннего средневековья, которая непосредственно связана с культурой современных народов Дагестана, прослеживается на мате­риалах Большого Буйнакского кургана, Гапшиминского, Урадинского, Куядинского, Таллинского и других могильников. Эти могильники занимают промежуточное положение между албано-сарматской эпохой и ранним средневековьем (III— VII вв. н. э.). К концу функционирования этих памятников полностью оформляются основные типы погребальных соо­ружений (каменные ящики, склепы и грунтовые могилы), ведущие формы материальной культуры, характерные для раннесредневекового Дагестана. Таким образом, пришлые ираноязычные племена — сар­маты, а затем аланы — быстро растворились среди коренно­го албанского населения, не оказав особого влияния на мест­ное население. Хотя проникновение ираноязычных племен на Северо- Восточный Кавказ, в частности в Дагестан, началось еще за­долго до появления здесь сармат, оно, однако, не привело к сколько-нибудь заметной иранизации Северо-Восточного Кав­каза, как это имело место в Центральном Предкавказье, где при сохранении местной кавказской культурной подосно­вы распространилась иранская речь (например, у осетин). Такая этническая стойкость является одной из особенностей исторического процесса на Северо-Восточном Кавказе на ру­беже нашей эры.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 2706 просмотров

← Назад