ОБРАЗОВАНИЕ ХАЗАРСКОГО КАГАНАТА НА ТЕРРИТОРИИ ДАГЕСТАНА

24 июня 2012 -

 ОБРАЗОВАНИЕ ХАЗАРСКОГО КАГАНАТА НА ТЕРРИТОРИИ ДАГЕСТАНА

 

В середине V в. государство гуннов, раздираемое внутрен­ними противоречиями, рухнуло. С его падением отдельные племенные союзы выделились в самостоятельные единицы, с самостоятельным политическим управлением. Однако влия­ние гуннов было настолько велико, что и после распада го­сударства новые политические образования иногда получали у соседей название гуннских государств.
Так случилось и на территории Дагестана, на равнине к северу от Сулака и на узкой прибрежной полосе. Здесь в VI в. образовалось государство, получившее название «царство гуннов», хотя основу его составляло местное насе­ление. Гунны, пришедшие в IV в., подчинили местное насе­ление, но смешались с ним, сохранив свое имя в названии государства. В сирийской хронике VI в. к западу от Каспий­ских ворот названо тринадцать племен, многие из которых входили в «царство гуннов».
Союз племен в Северном Дагестане только стал оформ­ляться в стабильную политическую силу, ибо явно наметился переход кочевых племен к оседлой, вернее к полуоседлой жизни, к земледельческо-скотоводческому хозяйству. Это яв­ляется свидетельством того, что пришлые кочевые гуннские племена подверглись огромному воздействию со стороны оседлого земледельческого населения, жившего как в горных, так и в северных равнинных районах Дагестана.
По сообщению «Армянской географии» (VII в.), государ­ство гуннов расположено к северу от Дербента, и в нем на­ходились города Варачан, Чунгарс, М.с.н.д.р (Семендер).
Сообщение о городах исключительно важно. Оно лишний раз подтверждает огромное влияние земледельческого быта дагестанцев на кочевые гуннские племена, лишь недавно не имевшие представления ни о земледелии, ни об оседлом быте.
Столица «царства гуннов»—Варачан, «великолепный го­род», как писал албанский историк VII в. Моисей Каганкатваци. По мнению дагестанских археологов, Варачан был расположен там, где в настоящее время находятся развалины раннесредневекового города, в местности Урцеки.
«Царство гуннов» превратилось впоследствии в состав­ную часть Хазарского каганата.

Образование Хазарского каганата

В середине VII в. в степях Северо-Восточного Кавказа сложилось Хазарское  государство, сыгравшее значительную роль в политической и экономической жизни Кавказа, Азово-Каспийского междуморья, Поволжья.
Первые упоминания о хазарах имеются в армянских исторических сочинениях и отнесены к концу II — началу III в.. Однако сообщения эти являются позднейшими встав­ками в древние тексты. С VI в. сведения о хазарах стано­вятся определеннее.
Хазары не сразу заняли господствующее положение в государстве. Еще во второй половине V в. степные просторы между Азовским и Каспийским морями, включая прибреж­ную полосу Каспия вплоть до Дербента, были заняты воин­ственным кочевым племенем савиров. Этнически не отлича­ясь существенным образом от гуннов, они очень быстро смешались с остатками последних в Восточной Европе и по большей части поглотили их. Поэтому раннесредневековые авторы часто не делают различия между гуннами и савирами.
В состав этого непрочного военно-политического гунно-савирского объединения входили и хазары, которые заняли впоследствии, в VI в., господствующее положение в Север­ном Дагестане, включив тем самым савир в число подвласт­ного населения.
Во второй половине VI в. хазары, как и многие народы Северного Кавказа, попали в подчинение Тюркскому кага­нату (тюркюты), сложившемуся в середине VI в. в Цент­ральной Азии. Тюркский каганат был могущественным объе­динением, принимавшим активное участие в политической и военной жизни тех времен и воевавшим с кочевыми племе­нами. Дружбы с ним добивались Иран и Византия.
Тюркский каганат сыграл значительную роль в истории хазар: он способствовал консолидации хазар и объединению их с родственными племенами. Хазары слились с тюркютами в одно военно-политическое объединение, а также участвова­ли в грабительских походах в Закавказье.
Распад Тюркского каганата положил начало самостоя­тельному существованию Хазарского каганата. Сложившись на развалинах военно-политического объединения савир и Тюркского каганата в самостоятельное государство, Хазар­ский каганат включил в себя не только племена, жившие на их территории (хазары, савиры, барсилы, беленджер, груп­пы болгар, тюркюты и т. д.), но также унаследовал от них систему управления, военную организацию, государственные традиции.
Существует легенда об образовании Хазарского каганата. В хронике Михаила Сирийского (1126—1199) сообщается о том, что в конце VI в. из внутренней Скифии вышли три брата, которые дошли вместе до р. Танаис. Отсюда один из братьев — Булгар — отправился на запад и получил от рим­ского императора земли близ Дуная. Племя его стало назы­ваться булгарами. «Два других брата пришли в страну алан, называемую Берсилия, в которой римлянами были построены города Каспия, называвшиеся вратами Тичауе… Когда над страной (Берсилией) стал господствовать чужой народ, они были названы хазарами по имени того старшего брата, ко­торого имя было Хазарик. Это был сильный и широко рас­пространенный народ».
В этой легенде интересны два обстоятельства. Во-первых, территория, занятая хазарами, Берсилия, локализуется в Се­верном Дагестане. По мнению известного немецкого востоко­веда Маркварта, территория Берсилии простиралась на юге до Дербента, а на севере — до равнины при Сулаке и Тереке. Во-вторых, легенда сравнительно точно определяет время самостоятельного существования Хазарского каганата.
К 70-м годам VII в. хазары обеспечили себе политическое господство на Северном Кавказе. Хазарской власти подчи­нилось не только Азовско-Каспийское междуморье, но также Северное Причерноморье.
Примерно к IX в. границы Хазарского каганата выглядели следующим образом: южная граница проходила по р. Сулак и по линии дербентских укреплений; на западе каганат вклю­чал Керченский пролив и большую часть Крыма; левый берег Дона, где в 835 г. был построен Саркел, составлял границу с мадьярами, кочевавшими между Доном и Днепром. На востоке, на Яике, соседями хазар были печенеги, за которы­ми располагались огузы.
Столицей Хазарского каганата был город Семендер. Это был крупный город, выросший на торговой трассе, соединяв­шей Поволжье и юго-восточные степи с Закавказьем, Ближ­ним Востоком. Первое упоминание о Семендере относится к VII в. — это «гуннский» город М. с. н.д. р.
Где находился древний Семендер, точно не установлено. Многие ученые склонны считать, что Семендер и Тарки — это различные названия одного и того же города. Семендер оставался столицей хазар до 30-х годов VIII в., когда под натиском арабов хазарский правитель вынужден был пере­нести столицу на север, в город Итиль на Волге. Однако зна­чения своего Семендер не утратил. Он оставался торговым центром, значение которого росло вместе с ростом каспий­ской торговли. Во второй половине X в. под ударами русов Семендер был разрушен и долгое время не восстанавли­вался.
Те взаимоотношения между различными слоями населе­ния, та социальная дифференциация, которая наблюдается у «гуннских» племен, сохранились после образования Хазар­ского каганата не только у «гуннов», но и у других подвласт­ных хазарам племен.
У племен, вошедших в состав Хазарии, переход к осед­лости и земледелию в VIII в. был уже совершившимся фак­том. В X в. источники отмечают уже большее число городов в Хазарии: Хамидж, Баланджар, Байда, Савгар, Х.т.л.г, Л.к.н, Сур, Матмада — города «с крепкими стенами, богатые».
Основную статью дохода и обогащения хазарской знати составляли продукты животноводства, торговля пленными и торговая пошлина. Торговая пошлина взималась со всех купцов, проходивших Итиль и Каспий. Выгодное географи­ческое положение и все возрастающие торговые операции на Волге и Каспийском море создавали благоприятные условия для усиления хазарской знати.
Немаловажную роль в этом играли также на заре кага­ната нападения на соседние области, особенно на плодород­ные земли Закавказья. 662, 664, 684, 730, 762, 764 годы — это далеко не полный перечень лет, когда богатые и цветущие закавказские города и села утопали в крови, не будучи в состоянии спастись от урагана хазарских нашествий.
Конечно, цель хазарских походов не сводилась только к разорению и уничтожению. Грабеж богатств, скота, захват людей, установление дани, политическое господство — вопро­сы эти стали в центре военных и внешнеполитических акций, феодализирующейся хазарской знати, хазарских правителей.
Взимание дани, натуральных поставок с покоренных зе­мель практиковалось в каганате повсеместно. Платили ее в VII в. и албанские правители. Платили все земли, подвла­стные хазарам.
Социальное расслоение в хазарском обществе выражено очень ярко. Номинальным главой государства был хакан, личность которого была окружена исключительным почетом и ореолом святости. Реальная власть сосредоточивалась в руках царя (он же ища, бак, малик, каган-бек и т. д.). Он управлял государством, предводительствовал войском, вел внешние дела, определял наказания. Среди сановников, близ­ких к хакану, называют кендеркагана и чаушиара. Интере­сы привилегированной верхушки защищала регулярная ар­мия, освобожденная от всяких податей.
Большие сдвиги в экономической и социальной жизни толкали правящую верхушку хазарского общества к приня­тию монотеистической религии в целях идеологического оправдания социального неравенства. Началась «борьба за религию», которая в идеологической сфере отражала изме­нения в социально-экономической структуре каганата.
Наиболее распространены в Хазарии были домонотеистические религиозные верования и культы. Однако к концу VIII в. хакан и правящая верхушка принимают иудаизм, а в середине X в. — ислам. Хотя иудаизм был возведен в ранг государственной религии, иудеи даже в X в. составляли лишь небольшую часть населения каганата. Доминирующее поло­жение среди монотеистических религий принадлежало исла­му и христианству. Христианское и мусульманское население наряду с иудейским зафиксировано в середине X в. в быв­шей столице Хазарии — Семендере.
Таким образом, в каганате прослеживается сосущество­вание трех монотеистических религий и первобытных религи­озных представлений, что объясняется не только «веротер­пимостью» хазар, но и сложившейся обстановкой, когда культурные, политические, торговые связи были установлены со странами, где господствовали монотеистические религии.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 2513 просмотров

← Назад