РАЗЛОЖЕНИЕ ПЕРВОБЫТНООБЩИННОГО СТРОЯ В ДАГЕСТАНЕ

24 июня 2012 -
РАЗЛОЖЕНИЕ ПЕРВОБЫТНО ОБЩИННОГО СТРОЯ Эпоха раннего железа, несмотря на относительную по сравнению с предшествующими периодами продолжитель­ность (она охватывает I тысячелетие до н. э.), является од­ним из важнейших периодов в истории нашей Родины. В это время завершается процесс приручения и хозяйственного использования всех полезных животных, завершается выве­дение основных видов культурных растений, происходит про­изводственное освоение нового металла, сыгравшего револю­ционизирующую роль, — железа. В эту же эпоху окончательно завершается сложение характерных для Дагестана хозяй­ственных укладов: оседло-земледельческого и скотоводче­ского. Наряду с этими сдвигами в области производства проис­ходят изменения и в общественной и культурной жизни пле­мен. Повсюду наблюдается интенсивный распад патриархаль­но-родовых отношений. Бурный рост производительных сил в эпоху железного века расширил обмен между различными племенами Восточ­ного Кавказа, что привело к оживлению хозяйственных и культурных связей и тем самым усилило политические связи между этими племенами, в результате чего завершается об­разование союзов племен и племенных групп. Это были не­посредственные предки известных несколько позднее в ан­тичной традиции племен каспиев, миков, албан, гаргарийцев, удин, легов, гелов, андаков и дидуров. Параллельно с этим процессом происходит процесс язы­кового дробления. Участившиеся межплеменные столкнове­ния, характерные для эпохи раннего железа, приводили к временному нарушению экономических, культурных и, ве­роятно, этнических связей между отдельными родственными племенами, что способствовало их дальнейшему обособлению. Вследствии этого в эпоху раннего железа гораздо быстрее происходят начавшиеся еще в эпоху бронзы процессы этни­ческого разобщения между отдельными дагестанскими пле­менами. В единой когда-то дагестанской культуре в это время четче выявляются локальные особенности, проявляющиеся не только в различии материальной культуры и хозяйствен­ного уклада племен, но и в погребальном обряде, являющем­ся для данной эпохи, видимо, устойчивым этнографическим признаком. Эти различия несомненно отражают далеко за­шедший процесс этнической дифференциации, закончившейся становлением мелких этнокультурных групп — предков совре­менных народностей Дагестана. Последние уже стали извест­ны по сведениям античных авторов в связи с острой полити­ческой обстановкой на Восточном Кавказе, сложившейся в основном из-за персидской, римской и парфянской агрессий, а еще раньше связанной с движением скифов. Общий подъем производительности труда привел к тому, что человек мог производить прибавочный продукт, что соз­давало возможность для присвоения определенной части тру­да. Так возникали все необходимые предпосылки для эксплуа­тации одних людей другими. Родоначальники и родовая знать стали возвышаться над коллективом, присваивали себе общественные земли. Воз­никла частная собственность на орудия производства. Пред­ставители родовой знати могущественных племен не только держали в подчинении простых людей своего племени, но и распространяли влияние на соседние племена, становясь вождями большого союза племен. Постепенно к концу же­лезного века появилось деление общества на классы и воз­никло государство. Еще недавно считалось, что дагестанские племена с боль­шим опозданием по сравнению с населением соседних обла­стей Кавказа ознакомились с железом. Однако интенсивны­ми археологическими исследованиями, проведенными за по­следние годы, удалось установить время, когда население Северо-Восточного Кавказа освоило плавку железной руды. Во время раскопок Нижнесигитминского поселения (в сред­нем течении р. Сулак) были найдены остатки железных шла­ков. Анализ показал, что это были отходы, полученные при сыродутном способе плавки железной руды. На основании обнаруженного здесь археологического материала, главным образом керамики, шлаковые остатки были отнесены к нача­лу 1 тысячелетия до н. э., т. е. к тому же времени, когда и остальные племена Кавказа научились плавить железную РУДУ- Последующие раскопки Дагбашского (ЧИАССР), Аркасского (Буйнакский район) и Макинского (Ахтынский район) поселений, Макинского, Мугерганского (Магарамкентский район), Хабадинского (Гунибский район) и других могиль­ников познакомили нас с развитыми культурами раннего железа, носители которых достигли значительных успехов в железной индустрии. С VII в. н. э. железо уже становится основным материа­лом для изготовления орудий производства и оружия, вытес­нив каменные и бронзовые изделия. Этому способствовало широкое распространение железной руды и относительная легкость ее разработки. Освоение железа открывало широкие возможности для повышения техники обработки земли при помощи новых ору­дий, освоения под пашню новых участков. Наступает новая эпоха, эпоха железного меча, «а вместе с тем железного плу­га и топора… Железо сделало возможным полеводство на более крупных площадях, расчистку под пашню широких лесных пространств; оно дало ремесленнику орудия такой твердости и остроты, которым не мог противостоять ни один камень, ни один из других известных тогда металлов» Однако железо не сразу вытеснило бронзовые и каменные орудия производства и оружие. На первом этапе появления* железо было очень дорогим и употреблялось в качестве украшения, а затем железные орудия и предметы вооруже­ния в течение некоторого времени употреблялись вместе с каменными и бронзовыми. Поэтому принято выделять осо­бый период, период перехода от бронзового века к железно­му. В Дагестане, как и на всем Кавказе, эта эпоха падает на рубеж II—I тысячелетий до н. э. Эпоха перехода от бронзового к железному веку Культуру племен, населявших Северо-Восточный Кавказ в переходный от бронзы к железу период, характеризуют материалы Дагбашского и Мугерганского могильников и Нижнесигитминского поселения. Характерной особенно­стью этих памятников является то, что они расположены вблизи современных аулов или в ближайшей округе. Это обстоятельство указывает на то, что уже в эпоху переходного периода в основном было завершено расселение человека’ в Дагестане, когда удобные для обитания места были заня­ты под поселения. Дагбашский могильник был обнаружен у сел. Зондак (ЧИАССР). Здесь были раскопаны каменные ящики с сидя­чими и скорченными захоронениями, давшие обильный ма­териал. Покойников сопровождали глиняные сосуды и ору­дия труда — шилья, оселки, костяной молоток, каменная мо­тыга; оружие — бронзовые кинжалы с коваными, уплощен­ными клинками и плоские черешковые стрелы с треугольны­ми остриями, костяные булавы; украшения—.бронзовые витые шейные гривны, пластинчатые браслеты, различные ви­сочные привески, колечки и бусы. Наряду с металлическими изделиями в могильнике были найдены и каменный топор-мо­тыга, кремневые вкладыши от серпов и др. Анализ этого материала показал, что население, оставив­шее этот памятник, было близко к носителям каякентско-хорочоевской культуры не только в культурном отношении, но и в генетическом. Особо важным представляется и тот факт, что от предше­ствующей каякентско-хорочоевской культуры пережиточно сохранились детали женского костюма — очень устойчивого этнографического показателя в древности. Таковыми явля­ются спиральные подвески от женского головного убора, об­наруженные в Дагбашском могильнике. В то же время в инвентаре Дагбашского могильника улавливаются новые признаки, указывающие на возрос­шую близость с соседними областями, и прежде всего с Закавказьем. Это — неизвестные ранее на территории Севе­ро-Восточного Кавказа типы оружия: черешковые бронзовые плоские наконечники стрел с треугольными остриями, кин­жалы и др. Особенно примечательна находка в Дагбашском могиль­нике бронзового кинжала с железной рукояткой. Это — пер­вое свидетельство о знакомстве населения Северо-Восточно­го Кавказа с железом, использовавшимся тогда еще в каче­стве украшения. К переходному от бронзы к железу периоду относится и Нижнесигитминское поселение. Оно располагалось на крутом берегу р. Сулак около современного аула Верхний Чир-юрт. Находящиеся рядом скальные гряды создавали естественно укрепленную позицию для всего поселения и избавляли на­селение от дополнительных усилий при возведении оборони­тельных сооружений. На поселении были выявлены остатки многокамерных жилых комплексов, в каждом из которых было не менее пяти помещений. Эти помещения, в основном округлой формы, имели размеры от 4—5 до 32 кв. м. Пол был земляным, а основания стен всех помещений — камен­ные. Они образовывались двумя рядами камней (средняя тол­щина 1 м), пространство между которыми было забутовано мелкими камнями и глиной. На таком основании покоилась глинобитная стена. По углам помещения располагались круг­лой и квадратной формы каменные очаги для обогрева и ше­стиугольные малые очаги, видимо, ритуального назначения. Проходы в помещения были оформлены в виде порожного камня и достигали ширины более 1 м. В отдельных дверных проемах сохранились камни с гнездами, куда вставлялись «пятки» дверей. Находки на Нижнесигитминском поселении — главным об­разом керамика —так же, как и строительная техника, обна­руживают преемственность с каякентско-хорочоевской куль­турой. Помимо керамики материал Нижнесигитминского посе­ления представлен костяными проколками, зернотеркой и костями рыб, домашних животных. Особое значение имеет находка в одном из помещений железных шлаков. Наиболее полное представление о материальной и ду­ховной культуре населения Дагестана в переходную от брон­зы к железу эпоху можно получить, ознакомившись с данны­ми раскопок Мугерганского могильника (Магарамкентский район). Характерной особенностью этого могильника были погре­бения в отмеченных камнями грунтовых ямах со скорченными (в основном) и вытянутыми захоронениями. Рядом с мо­гилами устраивались жертвенные места для разжигания ко­стров. Как правило, в каждой могиле было индивидуальное захоронение. Погребальный инвентарь был богат и многооб­разен. Он состоял из глиняных сосудов самых разнообраз­ных форм и размеров, исключительно выработанных форм и пропорций (кувшины, чаши, миски, горшки и др.); орудий труда и оружия — иглы, прясла, мечи, ножи, наконечники копий; украшений — браслеты, шейные гривны, височные при­вески, подвески в форме лунниц, перстни и др. На примере Мугерганского могильника заметна значи­тельная имущественная дифференциация. Отдельные погребе­ния, содержащие богатый инвентарь и имевшие вокруг не­сколько жертвенных мест, резко отличались от бедных по­гребений. Материалы Мугерганского могильника не только знако­мят нас с развитой материальной культурой племен Южного Дагестана, но и документируют первое появление железных орудий (иглы) и оружия (меча). Хотя инвентарь Мугерганского могильника весьма ощути­мо обнаруживает влияние каякентско-хорочоевской культу­ры, тем не менее эта культура значительно отличается от культуры предшествующих эпох. В Мугерганском могильни­ке зафиксированы новые, уже характерные для поздних ста­дий железного века погребальные сооружения — грунтовые ямы. В керамике появляются новые формы (разнообразные кувшины с водосливными носиками) и иные методы обработ­ки поверхности (ангобирование). Еще более интересный памятник переходной эпохи был выявлен в Каякентском районе. Это укрепленное поселение Шах-Сенгер с цитаделью и внешними стенами с башенными выступами. Выявление памятников переходной от бронзы к железу эпохи имеет большое значение. Во-первых, они еще раз под­тверждают датировку каякентско-хорочоевской культуры, показывая, что она предшествовала высокоразвитым культу­рам Северного Кавказа, а не была им синхронной, как это было принято считать в широких кругах археологов-кавказо­ведов. Во-вторых, они показывают, что племена Северо-Во­сточного Кавказа на рубеже II—I тысячелетий до н. э. так же переживали расцвет позднебронзовой металлургии, как и племена Центрального и Западного Предкавказья. Поэтому те многочисленные случайные находки на территории Даге­стана замечательных бронзовых изделий (мечи, кинжалы, наконечники копий различных форм, своеобразные массив­ные браслеты и фибулы, части антропоморфных и зооморф­ных статуэток) вполне могут быть отнесены к кругу изделий местных металлургов. Хозяйство Переходный период характеризуется даль­нейшим развитием хозяйства Северо-Восточ­ного Кавказа. В это время на территории Дагестана и соседней Чечено-Ингушетии проживало оседлое население, занимавшее­ся в основном земледелием и скотоводством. Вспашку, види­мо, производили как при помощи примитивного горского плуга, так и при помощи каменной мотыги. Урожай снимали состав­ными серпами с кремневыми вкладышами. Последние обна­ружены в Дагбаше и Мугергане. Для молотьбы использовались молотильные доски, полу­чившие распространение еще в предшествующую эпоху. Ха­рактерно, что многие памятники переходной эпохи распо­лагались на естественных террасах (Дагбаш, Мугерган), которые вполне могли обрабатываться еще в глубокой древ­ности. Остеологический материал, обнаруженный при раскопках памятников этой эпохи, позволяет судить о развитии ското­водства. В стаде по-прежнему, как и в эпоху бронзового века, преобладал крупный рогатый скот, что, очевидно, связано с потребностью земледельцев в тягловой силе. Резко увеличивается в переходную эпоху поголовье лоша­дей (Мугерган). Видимо, тогда же была выведена местная порода крупного рогатого скота (короткорогий бык с широ­ким лбом), которая сохранилась в Дагестане и по сей день; значительно увеличилось количество свиней, что не только доказывает оседлость населения, ко и свидетельствует о большой роли земледелия, так как на корм свиньям идут исключительно полевые и огородные культуры. Остеологический материал рисует также картину умень­шения значения охоты, которая в эпоху железного века играла подсобную роль (Сигитма). На Нижнесигитминском поселе­нии обнаружены остатки осетровых рыб и различные грузила, что свидетельствует о занятии рыболовством. Достижения народов Севе­ро-Восточного Кавказа в ре­месленном производстве наи­более ярко отразились в разви­тии металлургии и металлооб­работки. Освоение выплавки железной руды и изготовление орудий из железа, тогда самого прочного металла, являлось не единственным достижением местных мастеров. Блестящего расцвета в переходную эпоху достигла и бронзовая метал­лургия. Никогда в предшеству­ющие периоды бронзового века местные мастера не делали столь различных изделий из бронзы. В эту переходную эпо­ху резко увеличивается добыча цветных металлов (меди, цин­ка, свинца, серебра), а также мышьяка. Широко распростра­няются различные сплавы меди (с мышьяком, свинцом, цин­ком, сурьмой и т. д.). Успешно решен был вопрос доставки олова, так как большинство бронзовых изделий содержит до­статочное количество примесей олова. Таким образом повыша­лось качество бронзовых изделий. Большинство бронзовых изделий — литые. Это предметы сложных очертаний — статуэтки людей и животных. Широко применялась также и ковка. Ковкой изготовлялись различ­ные пластинчатые браслеты, наконечники стрел. Иногда ков­ка применялась для окончательной отделки литых изделий. Из бронзы изготовлялись самые различные предметы: оружие, украшения, принадлежности туалета и предметы культа. Наиболее распространенными видами оружия были кин­жалы и наконечники стрел. Кинжалы представляли собой не­большие клинки плавных очертаний, с гранью посредине. В верхней части у них имелось отверстие для прикрепления рукоятки, вероятно, из дерева или рога. Наконечники стрел были плоские, треугольной формы, с черенком для закреп­ления в древке. Бронзовая культовая статуэт­ка из нагорного Дагестана Украшения переходного периода представлены шейными гривнами, гладкими и витыми, с концами, прокованными и украшенными врезным орнаментом; бронзовыми браслетами различных форм; височными привесками, накосниками, на­грудными бляхами, подвесками-лунницами; предметы куль­та — зооморфными и антропоморфными привесками, а также- статуэтками и т. д. К этому времени относится и зарождение самого значи­тельного и постоянно функционирующего очага дагестанской металлургии — Бежтинско-Дидойского. Из этих районов, при­мыкающих к Главному Кавказскому хребту, происходит большая серия высокохудожественных изделий малой пласти­ки — зоо- и антропоморфных статуэток, часть которых выпол­нена в реалистической манере. Изготовленные посредством сложной технологии (полое литье), они датируются рубежом II и I тысячелетий до н. э. Дальнейшее развитие наблюдается и в гончарном деле. «Наряду с характерной для бронзового века «обмазанной» керамикой появляются новые формы керамики, и прежде всего различные кувшины. Увеличивается ассортимент из­делий, в частности появляются небольшие ритуальные сосуды. Наряду с изготовленными из плохо вымешанной грубой глины сосудами типа банок и горшков появляются тонкостен­ные сосуды из хорошо вымешанной глины. Большинство ке­рамики данной эпохи обжигалось, видимо, в специальных ямах, а возможно, и в горнах, а не на костре, как это имело место в предшествующие эпохи. Археологические материалы дают основание говорить о развитии обработки кости. Так, в Дагбашском могильнике: встречаются костяная булава, выточенная из основания -оленьего рога, принадлежности конской сбруи, колечки, а также отточенные клыки животных, употреблявшиеся как привески. Аналогичные находки костяных изделий известны и из Мугерганского могильника. Многочисленные каменные и глиняные пряслица во мно­гих погребениях свидетельствуют о дальнейшем развитии ткачества, а бронзовые булавки больших размеров говорят о существовании верхней одежды типа бурки. Учитывая сведения греко-римских источников о наличии своеобразной одежды типа бурок у каспиев, можно пола­гать, что население Дагестана в ту пору уже было знакомо с выделкой войлока. Религиозные представления Религиозные представления переходного периода мало отличаются от аналогичных представлений предшествовавшей эпохи. Сохраняется вера в загробную жизнь, обожествляются силы природы, небесные светила и т. д. Отголосками этих ве­рований можно считать и до сих пор сохранившиеся в даге­станском языке выражения типа «чтоб тебя ударила луна» или «да поразит тебя звезда». В отличие от предшествующих эпох несколько усложняется и становится более выработанным ритуал. Особое значение, как и для всего Кавказа, приоб­ретал культ предков, считавшихся покровителями домашнего очага. Практиковались тризны по покойнику и устройство жерт­венных мест около могил. На одном из таких мест (Мугерганский могильник) среди погребального инвентаря был най­ден череп быка, что свидетельствует о почитании животного как одного из символов плодородия. Аналогичное значение, видимо, имели и многочисленные зооморфные статуэтки, в большом количестве найденные в горном Дагестане. К этому времени относится и широкое распространение культа коня и особенно культа железа. Последнее проявилось не только в ношении оружия (топора, сабли, ножа), которое по древним верованиям дагестанцев было в состоянии отогнать нечистые силы, но и в почитании самого железа в виде ядрищ — сидеритовых желваков. С этим же культом связано и особое почитание кузнецов, наделение представителей этой профес­сии сверхъестественной силой.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 2059 просмотров

← Назад